04:44 

just spare me the suspense
Подарок бесценному соавтору в День Рождения.





-Жарко,- говорит Ник. Нет, даже не говорит, а скрипуче шепчет, растягивая звук «а».
-Ну и разве это не еще один прекрасный повод выйти на улицу? В номере еще жарче.
-Откуда столько энтузиазма? - он запрокидывает голову, делая последний глоток из бутылки с наполовину оторванной этикеткой, швыряет ее в неосвещаемую часть парка. Звука бьющего стекла не слышно, наверное, бутылка обрела покой в клумбе петуний. – В номере кондиционер, вообще-то.
-Наслаждайся свежим ночным воздухом. Наверное, потом будет дождь, - бросает Алекс, не оборачиваясь.
Он идет немного впереди, шоркая ногами, постоянно поправляя лямки от сумки, покачивающейся за спиной, в такт шагам. Ник прибавляет ходу, обгоняет Алекса и непринужденно поворачивается спиной вперед, заложив руки в карманы:
-Это идиотизм, все-таки.
-Ага, это идиотизм, а угонять автобус для гольфа – нет? – говорит Алекс, смотря перед собой, не переводя взгляд с дороги.
-Ты просто завидуешь, что тебя там не было.
-Вовсе нет, я не люблю публично позориться, знаешь ли.
-Мм..Тогда зачем ты ведешь твиттер?
-Да иди ты, - скороговоркой выдает Алекс, уголок его губ вздрагивает, и взгляд на пару секунд падает на Ника, который в этот самый момент оступается и поворачивается нормально, лицом по ходу движения. Они начинают идти нога в ногу. Оба вглядываются в темноту слабоосвещенного парка, и, пару минут спустя, Алекс спрашивает:
-И чего ты улыбаешься? – он не видел, как Ник улыбнулся, но в ночной тишине было прекрасно слышно, как он характерно с шумом выдохнул через нос. И конечно Алекс знал, что это было однозначным признаком: Маккарти пришло на ум что-то забавное.
-Да, черт, мне как будто лет 13, я опять чей-то сообщник в очередном дебильном начинании, - Ник чешет затылок и добавляет, - Нам тогда казалось жутко крутым лазить на всякие стройки по ночам, ну, чтобы там маяться дурью, крушить все подряд, а потом убегать от сторожа. Ну и забавы, если подумать.
Он говорит с такой интонацией, что становится ясно: хоть один, самый простой, самый короткий наводящий вопрос – и нарвешься на ностальгическое воспоминание из детства. Алекс улавливает это и, положив руку Нику на плечо, воодушевленно пресекает любые продолжения истории:
-Так значит у тебя есть опыт по несанкционированному проникновению на частную собственность! Да еще какой! Ты, считай, профи. Склонность к криминалу у нас в крови, мы жаждем нарушить какие-нибудь правила, - наверное, Ник хочет что-то возразить, но не успевает, - Ник, это предназначение. Сегодня мы его исполним.
Рука Алекса все еще у Ника на плече, и он чувствует, как Капранос ускорил шаг, видимо, сам не заметив, и Ник тоже ускоряется. Он поворачивает голову, смотрит на Алекса, который выглядит полным решимости, бодрым и настроенным на победу, как кубинский революционер, борец с общественными устоями и сухим законом. Они поворачивают, огибая дикие кусты, высоченные и разросшиеся на полдороги, а Алекс в этот момент на несколько секунд ловит взгляд Ника и заговорчески кивает, видимо, закрепляя эффект своих последних слов про криминал и предназначение, и снова отворачивается, пытаясь не пропустить следующий поворот. А Ник растеряно улыбается. Его все это чертовски заводит, этот блеск в глазах и преступный настрой, а пиво, которое они начали пить еще сидя в отеле и закончили несколько минут назад, тут не при чем. Просто это такая особенность – Алекс с легкостью может всех заразить любой, даже самой своей идиотской идеей, а Ник всегда был слабый иммунитет против подобны заражений. Это все так бурно, так захватывающе, что от одних мыслей об этом, Нику хочется идти еще быстрее.
-Это будет пиздецки, пиздецки круто, Ник! Они никогда не выключают свет, я помню, он всю ночь у них горел, и этот их сторож-старикан – я видел, он все еще там, - он глухой на оба уха и ненормальный на всю голову, так что нечего даже волноваться, главное будет перелезть через забор…
-Забор? Бля, Капранос, какой еще забор?!
-Он не выше моего роста, перелезем, - говорит Алекс и по его тону можно решить, что он бывалый специалиста по заборам. Он хлопает Ника по шее и добавляет, - Уже поздно отступать, камрад.
Он рычит букву «р» в слове «камрад», и это напоминает барабанную дробь, потому что как раз в этот момент они сворачивают с заросшей парковой дороги и перед ними открывается освещенное ярким желтым светом огромное, обнесенное проволочным забором, поле для гольфа.
Они останавливаются, и Алекс наслаждается моментом, хотя и пытается удержаться, чтобы не сорваться и не пробежать на предельной скорости оставшееся расстояние, перелететь через этот забор и достигнуть, наконец, цели. А Ник снова чешет затылок и непроизвольно хмурит брови, а его губа выгибается в такую линию, за появлением которой обычно следует фраза, начинающаяся со слов «Что за?..».
-Гольф? С чего это? – разочарованно говорит Ник. Он не уверен в том, что он ожидал в итоге увидеть, но уж точно не какое-то поле для гольфа. Ник видал и побольше и пошикарнее, и играл на таких не раз, и на совершенно законным основаниях. Хотя, сейчас начинает казаться, что он вполне мог бы догадаться с самого начала: по форме сумки, которую тащил Капранос – там явно клюшки, по наводящим вопросам, по припоминанию этой чертовой истории с автобусом – как раз-таки – для гольфа.
-С того, - Алекс отходит вперед на несколько шагов, оборачивается и жестом подзывает Ника, который начинает вяло плестись следом, - С того, что когда-то, много лет назад, когда не было еще никаких Франц Фердинанд и всего такого прочего, я торчал в этом городе пару недель, и держатели этого поля не пустили меня и моих приятелей. Они брюзжали что-то о правилах, о списках и указах о незарегистрированных посетителях , а на самом деле, им просто не понравились наши не начищенные ботинки, я думаю. Это не для их высококлассных газонов, понимаешь ли. Ну сейчас мы им покажем, что по чем.
-Душещипательная история. И кто мы сегодня? Мстители?
-Нет, - они останавливаются у забора, Алекс сбрасывает сумку с плеча и, выпрямив спину и резко обернувшись через плечо, прищурившись, говорит: - Мы бунтари.
-Господи, - выдыхает Ник, закатив глаза, но при этом он улыбается и подходит ближе к решетке. Что уж, раз пришли, не сбавлять же обороты только из-за того, что это всего лишь поле для гольфа и самолюбие Алекса, ущемленное в юности.
Они перелазят через забор, и, когда Ник, спрыгивая, цепляется штаниной и прыгает на одной ноге, матерясь на повышенных тонах, Алекс шипит «Тише блядь, не ори! Помни о стороже!», давясь беззвучным смехом, а Ник, отцепляя штанину от решетки, тоже смеется, и думает, что ему все это нравится, конечно же нравится. Гольф или нет, просто все это на самом деле так дико, видимо, они не наигрались в нарушителей правил в детстве, и Ник даже мысленно не может подобрать слов, чтобы описать, как он счастлив, что сейчас в три часа ночи лезет через забор какого-то задрипанного поля для гольфа с таким охрененным сообщником под боком
-О, вон – начало игры, как там? Площадка «ти», вон она, - Алекс прерывает поток одухотворенных мыслей Ника, выкрикивая термины гольфа, забыв о сторожах, видимо, - Спорим… Я туда быстрее тебя добегу, а?
-Чего? Да, я, да… - Ник не успевает закончить фразу и видит, как Алекс вырывается вперед, перейдя на бег и выкрикивая что-то подстрекающее, - Да твою мать!
Ник тоже бежит, и тоже как-то язвительно-остроумно отвечает Капраносу, вопя что-то о неизменившейся ситуации с начищенностью ботинок, и смеется, сбивая дыхание, не различая, что там кричит Алекс. На полном серьезе, ему принципиально хочется посоревноваться, прибежать первым, и это так тупо и актуально одновременно, что от смеха он вот-вот начнет кашлять, благо, площадки «ти» они достигают раньше.
Алекс с размаха бьет по мячику и даже попадает с первого раза, посылая его в неопределенном направлении, даже не следя за траекторией полета. Потом по второму мячу, так же, с размаха и куда попало, по третьему бьет Ник, встав рядом, и по четвертому и пятому. Кто бы сомневался, что «игра» будет проходить в таком произвольном стиле. А когда у них кончаются мячи, им уже настолько безудержно весело, что вместо исчерпанного материала в ход идут любые мелкие предметы – от камней до скомканных денежных купюр из карманов. Ник с Алексом ржут, кривляются, пуляются друг в друга, посылая снаряды исключительно клюшками, нарезают круги по площадке, и, в тот момент, когда любые подручные предметы для швыряния заканчиваются, Алекс запускает пальцы в карман на груди рубашки и вытаскивает оттуда ключи, то ли от своего номера, то ли от номера Ника. И, за секунду до того, как клюшка Алекса треснет по ключам, отправив их в бесконечность безупречных газонов, Ник вскидывает вперед руку и выкрикивает:
-СТОЙ!!
Алекс замирает, все еще держа клюшку над головой, и Ник, через смех, говорит:
-Блядь, это ж ключи, успокойся.
Он подходит ближе, а Алекс медленно опускает клюшку, картинно опирается на нее и говорит:
-Успокоится? Из-за того, что это какие-то херовы ключи хер знает от чего? Это же такая фигня, Николас! Согласен?
Он вскидывает клюшку вперед и направляет ее на Ника, как шпагу. Ник проделывает тоже самое со своей по направлению к Алексу и говорит:
-Ну ладно... Черт, согласен! Херовы ключи от хер знает чего, это не повод успокаиваться, был не прав. Это нас не остановит!
-Нас ничто не остановит! – клюшка Алекса снова взмывает в воздух и он машет руками, как церковный лидер, - Потому что мы – опасны!
-Взрывоопасны!
-Точно! Точно, Ник! Мы – заряженные ружья!
-БЕЗ! Предохранителей! И без ограничений!
-Именно! – Алекс хватает с земли вторую клюшку и кидает ее Нику, для укрепления взаимодействия, видимо, - К черту ваши правила, мы не боимся злоупотреблять, мы можем употреблять зло тоннами, нам плевать на это!
-К черту правила! – Ник скрещивает клюшки над головой, взмахивает одной из них и швыряет куда-то за спину, - Конец отупляющему царствованию запретов!
-Конец! Мы – бомба замедленного действия…
-…фитиль которой уже зажжен!..
-И похуй, лишь бы взрыв в финале был грандиозным!
-Да!
-Да!
-ДА! – орут они в голос и наперебой, запрокидывая головы, зажмурив глаза, срываясь на смех и дикие крики, беснуясь и безумствуя. Алекс с размаха бьет клюшкой по ключам, со звоном посылая их куда подальше.
-Наши правила! Наше время! Наши, блядь, ключи!!! – торжествующее кричит Ник и опускает руки, переводя дыхание, закрыв глаза.
И когда он их открывает, он видит Алекса совсем близко. Стало еще жарче и где-то в паре километров от них гремит гром, отдаваясь эхом в их головах, с грохотом и отчаянием сопровождая не озвученную, но общую мысль «Это наша жизнь». И Алексу даже не приходится притягивать Ника к себе, они настолько в едином потоке мыслей и действий, полное совпадение, Ник срывается вперед в тот же момент, когда пальцы Алекса резко вплетаются в спутанные волосы на его затылке. Они целуются, жестко, отрывисто, мокро, кусая губы, теребя шеи и воротники, выдыхая через нос, не отрываясь, и это не очень приятно, но так сильно и остро необходимо, что оторваться у Алекса выходит только когда рука Ника резко закрывает ему рот, вклинившись между их лицами. Второй рукой Ник тут же сжимает пальцы Алекса на пуговицах своей рубашки. Он говорит, шепотом:
- Блядь. Ты слышишь?
Они вслушиваются, затаив дыхание и оглядываются, пытаясь понять, откуда идет звук приближающихся шагов сторожа поля, судя по возмущенным интонациям пока нечленораздельных фраз.
Алекс кивает, потому что рука Ника все еще закрывает ему рот, и, отстранившись, шепчет:
-Так, мы взрослые люди, сейчас что-нибудь придумаем, в худшем случае он нас обматерит на прощание.
-Ты уверен?
-Ну нет, блядь, Ник, что ты как маленький? В тюрьму он тебя что ли посадит? Или нет, позвонит родителям?
-Да иди ты! – все еще шепотом отвечает Ник, и звучит глупо, и ситуация, глупая, и он начинает хихикать.
-Так, не ржи! Сейчас я пойду к нему на встречу и по-взрослому поговорю, все, стой тут.
Ник провожает Алекса, целеустремленно шагающего к живой изгороди, взглядом, и опускает голову, прикрыв глаза. Он потирает шею левой рукой и думает, что гольф, оказывается, не такая уж и скучная игра, если найти к ней правильный подход. Ник стоит так, погрузившись в свои неожиданно накрывшие мысли, и приходит в себя, услышав звук быстро приближающихся шагов. Он открывает глаза ровно в тот момент, когда мимо него пробегает Капранос, пихает его в плечо и, не останавливаясь, выкрикивает:
-Блядь, их там много, у сторожа целая банда! Бегом, бегом, Ник!!!
И Ник тоже матерится уже в спину удаляющейся фигуры Капраноса, несется за ним следом, предвкушая переправу через решетку и совершенно не думая о всякой ерунде. Например о том, каким бы чудесным образом им сегодня попасть в гостиничный номер.


Let everything be bright, saturated and desperate,
like a loaded gun with high-speed trigger.
everything depends on us, my darling.
~Lin.


@темы: ff

Комментарии
2010-04-10 в 20:48 

verwirrt / crab and proud
спасибо тебе еще раз огромное за это) серьезно) мне до этого раз в жизни дарили фанфик... так что... это очень приятно) спасибо)

   

Slash, Sex and a bottle of Stale Sherry

главная